Суббота, 28.03.2020, 20:16
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » 2019 » Май » 14 » Москва готова к стратегическому сближению с Тегераном
03:19
Москва готова к стратегическому сближению с Тегераном
Военная экспансия США, как правило, сопровождается неизменным атрибутом американской внешней политики – давлением санкциями, теперь и против России. Американцы действуют без оглядки на международное право, выстраивают собственные коалиции против России и Ирана. Теперь для Москвы и Тегерана пришло время совместных действий, чтобы заставить американцев учитывать и уважать национальные интересы наших государств. Первостепенной задачей в этой связи представляется серьезная, принципиальная корректировка позиции России в отношении Ирана, в первую очередь на переговорах по иранской ядерной программе и по ситуации вокруг Сирии.
 
Недавно госсекретарь Джон Керри заявил, что в вопросе украинского кризиса в отношении России США рассматривают «все варианты». После возвращения Крыма в состав Российской Федерации некоторые американские чиновники призывают принять в члены НАТО Украину, Грузию и Молдову, а также разместить американские войска и самолеты в Польше и странах Балтии. То есть в отместку России США и Запад должны и якобы имеют право предпринять самые болезненные для российских интересов шаги.
 
В отношении Ирана Америка также остается верна тем же «всем вариантам». Несмотря на все усилия Тегерана президент Обама утверждает, что военная опция все еще остается в силе, а Иран не представил до сих пор американцам убедительных гарантий того, что он не занимается созданием ядерного оружия. Как и Россию, Иран окружают военными базами. США оставили после Ирака мощную группировку в Персидском заливе, имеют крупный контингент в Афганистане, угрожают расширением НАТО в государства Южного Кавказа, реально угрожая превратить Азербайджан в плацдарм для войны с Исламской Республикой.
 
Иранская ядерная программа – предмет особого внимания
 
Глава иранского МИДа Джавад Зариф подчеркивает, что «его страна и Россия имеют общие интересы и Тегеран рассчитывает на помощь Москвы в достижении окончательного соглашения». Заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябков, возглавляющий российскую делегацию на переговорах в формате «Шестерки» отвечает, что «России будет, чем ответить, если ее заставят «повышать ставки» в рамках переговоров по иранской ядерной программе с учетом развития событий вокруг Украины». Тегеран вправе ожидать, что Москва может стать на путь ответных мер, выдвинув жесткие требования по соблюдению Западом договоренностей о поэтапном снятии с Ирана санкций.
 
В настоящее время против Ирана действуют четыре санкционные резолюции Совета Безопасности ООН и сверх этих санкции, в нарушение норм международного права, действуют односторонние санкции США и стран Евросоюза, которые Россия считает, как минимум, нелегитимными и наносящими прямой ущерб переговорам. Это как раз тот случай, когда США в своей практической политике руководствуется не международным правом, а правом силы. Почему ООН на это до сих пор никак не реагирует? К примеру, за последние три недели СБ ООН провел восемь заседаний, посвященных кризису в Украине, главным лейтмотивом которых стало желание дипломатически изолировать Россию. США не смущает бесплодность этих усилий, ведь Москва как постоянный член Совета может наложить вето на любое решение этого органа. Так было и в отношении всех последних антииранских резолюций, которые Россия не поддержала. Сейчас у Кремля есть реальный повод инициировать рассмотрение действий США, ставящих под угрозу успешное завершение переговоров «шестерки» с Ираном по его ядерной программе.
 
Ведь до последнего времени даже разногласия по сирийской проблеме не мешали России и западным членам «шестерки» занимать консолидированную позицию по Ирану. Ситуация на Украине привела к сильнейшему со времен «холодной войны» кризису в отношениях России и Запада. В Вашингтоне забеспокоились, что Россия не будет более склонна идти на компромисс, а у Тегерана, возможно, появится шанс «остаться при своих», т.е. он выйдет из положения без каких-либо серьезных уступок. Речь идет о санкциях, которые Запад оставляет главным инструментом давления на Тегеран. Недавно во время поездки Нетаньяху в США было принято совместное заявление Американо-израильского комитета по общественным связям (AIPAC) и Еврейских федераций Северной Америки (JFNA) о готовности содействовать введению новых санкций против Ирана. Подменяя Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ), Тель-Авив сам себя назначил на роль главного контролера исполнения Тегераном условий соглашения с «шестеркой», а американцы стали помогать ему в этом.
 
В США антииранские санкции уже давно стали общенациональным безумием. Американский профессор психологии Джой Гордон в своей недавней статье «Человеческие издержки санкций против Ирана» привел случай, произошедший с проживающим в США студентом-иранцем, которому отказали в одном из магазинов Apple в штате Джорджия в покупке iPad. Это чистой воды дискриминация по национальному признаку, ибо в Америке нет ни одного закона, который запрещал бы американским компаниям продавать гражданам США иранского происхождения бытовую электронику. Иранцы-граждане Америки не могут найти банк, чтобы отправить деньги пожилым родителям. Фармацевтические компании, имеющие легальные контракты с иранскими партнерами, также не в состоянии осуществлять платежи и обеспечить доставку лекарств в Иран. Прав президент Роухани, когда оценивает санкции США как беспрецедентное нарушение прав иранцев.
 
В решениях ООН нет ни малейших оснований для подобного американского цинизма, позиция Ирана должна быть поддержана Россией в СБ ООН, где вполне логично обсудить вопрос о ходе выполнения мировым сообществом своих обязательств по Женевским договоренностям по иранской ядерной программе. Видимо, необходимо открыто поставить вопрос о несоблюдении США и Евросоюзом договоренностей об отмене санкций. И вообще американцев нужно вызывать как можно чаще на ковер главного арбитра международного сообщества с отчетами о «проделанной работе». То, что они называют сегодня белым, в глазах мирового сообщества уже давно выглядит черным. Нет сомнений и в том, что Совету Безопасности такая практика пойдет на пользу, ибо многие последние решения деградирующая ООН принимает под нескрываемым от мира американским давлением. Так было, к примеру, с отзывом приглашения Ирану на международную конференцию по Сирии «Женева-2».
 
В сирийском урегулировании – плечом к плечу с Ираном
 
Напомним, что ни оттепель в отношениях между Вашингтоном и Тегераном, ни уступки новой иранской дипломатии на переговорах по иранской ядерной программе не изменили позицию США, отклоняющих участие Ирана в сирийском примирении. Поддержка приглашения Ирана со стороны Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна, позиция России не убедили администрацию США в целесообразности иранского участия.
 
Кремль исходил из того, что успех «Женевы-2» возможен лишь при условии представительности её участников, среди которых Иран по степени своего влияния на кризис в Сирии - в числе первых. Тем не менее, оставаясь на авансцене сирийских событий, Тегеран был оттеснён за рамки международных усилий по урегулированию конфликта. Со стороны Вашингтона это было провокацией в адрес Ирана и желанием досадить Москве, которая тогда проявила политкорректность, а точнее сказать, не проявила достаточной твердости. В Иране этого не могли не отметить, многие эксперты оценивали нерешительность российского МИД в контексте общего стремления России не обострять отношения с США. По мнению иранцев, стремление к равным партнерским отношениям с Западом лишено смысла. США и НАТО не отказались от насильственного внедрения стандартов, не соответствующих ни внешней политике, ни национальным интересам, ни традициям, религии и культуре других народов. Действия США и Запада в Сирии, Ливии, Ираке, Афганистане – наглядное подтверждение подобной позиции.
 
Удивительно, но даже глава дипломатии Европейского союза Кэтрин Эштон, которая без согласия Лондона не выпьет даже глоток воды, даже она на сей раз на фоне украинского кризиса считает очень важной роль России в процессе урегулирования сирийского конфликта. Выступая на международном форуме в Брюсселе, она отметила, что когда дело касается международной политики, «Россия играет роль». Евросоюзу необходима Москва, чтобы решить проблему с Сирией и Ираном, а нужна ли теперь России солидарность с Западом по этим вопросам? В нынешнее положение Украина попала по вине США, Германии и Франции. Это они на деньги Саудовской Аравии, Катара и монархий Персидского залива, с активным привлечением спецслужб Израиля, начиная с 2004 года стали грубо вмешиваться во внутренние дела Украины, организовали, запустили и поддержали проект «Майдан», начали раздувать конфликт между Януковичем и оппозицией в то время, когда Россия призывала к трезвому отношению и консолидации украинского народа. Здесь российская «роль» им не понадобилась, Эштон не пыталась хоть как-то изменить позицию Евросоюза, который был активно вовлечен в украинских событиях. Как представляется, для российской дипломатии примером ответных действий может быть поступок министра иностранных дел Ирана.
 
Неделю назад, накануне старта в Вене очередного раунда переговоров должен был состояться ужин Эштон и Зарифа, однако иранская сторона публично отменила его в знак протеста против незапланированной встречи баронессы с представителями иранской оппозиции во время визита в Тегеран. Встреча с иранской оппозицией была подготовлена специалистами из Евросоюза в режиме особой секретности и прошла в австрийском посольстве. Срочно был вызван австрийский посол в МИД, и иранское руководство выразило Австрии официальный протест и абсолютно справедливо оценило действия Эштон как провокационные. Действительно, зачем в рамках первого визита одного из руководителей ЕС в Иран за последние шесть лет и после официальных встреч с высокопоставленными иранскими политиками, в том числе с президентом страны Хасаном Роухани, Эштон понадобилась эта встреча? Тем более что ключевой темой её визита было обсуждение иранской ядерной программы, к которой мелкая и сомнительная иранская оппозиция не имеет никакого отношения. Иранцы правы, когда остро реагируют на западное пренебрежение их национальным суверенитетом, когда не уважают их традиции и злоупотребляют их гостеприимством. Иранское недоверие к Западу может быть взято на вооружение Россией не только в отношении Сирии, но и по афганской проблеме.
 
Афганистан без американцев – наша общая цель
 
Надежды США на заключение договора с Афганистаном по безопасности рискуют не сбыться. Несмотря на запугивания афганского руководства последствиями полного вывода американских войск, президент Хамид Карзай, похоже, окончательно решил свою подпись под соглашением не ставить. Администрация Обамы пребывает по этому поводу в явной панике, и, как всегда, ищет виновных в ряду своих геополитических соперников. В поддержку соглашения высказались Индия, Пакистан, Турция, страны Центральной Азии, единственной страной, выступающей против соглашения, остается Иран. В Тегеране считают, что военное присутствие США и НАТО может иметь отрицательные последствия и для Афганистана, и для региона в целом. С опасениями иранцев насчёт того, что Афганистан может стать рычагом, с помощью которого США будут регулировать с пользой для себя уровень угроз для приграничных с Афганистаном государств, можно вполне согласиться.
 
Что касается России, то в МИД РФ опровергли сообщения о том, что президент Владимир Путин призвал Афганистан подписать соглашение (такие сообщения исходили от американской стороны). Но против соглашения Москва пока не выступает публично, хотя и в этом случае наша сдержанность непонятна иранцам. Американцы в антироссийском запале в своем провале в Афганистане усматривают «след Кремля», якобы стремящегося к восстановлению «советской оккупации». В Белом Доме считают, что теперь, когда война США в Афганистане подходит к концу, Россия «укрепляет свои позиции» на Украине и Ближнем Востоке. Неожиданную позицию афганского президента Хамида Карзая о том, что его страна уважает решение крымчан о присоединении автономной республики к России как изъявление их свободной воли, американцы не приемлют. Игнорируют они и стремление руководства Афганистана окончательно отказаться от американской «демократии».
 
За 12 лет натовской оккупации Афганистана погибли более двух тысяч американских солдат, около тысячи человек потеряли убитыми другие страны НАТО. Точная же численность потерь среди мирного афганского населения не поддается учёту. По разным данным, погибли от 18 до 23 тысяч мирных жителей. Многие стали жертвами ошибочных или неумелых действий войск НАТО. США потратили более 100 миллиардов долларов на невоенную помощь, однако афганцы считают, что выделенные деньги Вашингтон передал своим марионеткам-расхитителям. Как это ни печально, но реальный рост заметен лишь в наркоэкономике, где американские достижения действительно поражают. Афганистан превратился в крупнейшего в мире производителя наркотических веществ, с транзитом которых успешнее всех борется как раз Иран, ставший на пути белой смерти в Европу. Заметим, что наркотики − важный, но не основной источник финансирования талибов, основные потоки идут от американских союзников в Персидском заливе. Нет ничего удивительного в том, что Тегеран выступает против вмешательства Саудовской Аравии и монархий Персидского залива в дела Афганистана, и это нисколько не противоречит интересам России. И на этом направлении потенциал нереализуемых возможностей наших стран также высок, нам нужны на Ближнем Востоке прорывные решения и смелые шаги без оглядки на американцев, а тем более его непримиримых друзей, сеющих повсеместно войну и кровь.
 
Американцев пора ставить на место
 
Президент РФ Владимир Путин отметил, что «в ситуации вокруг Украины, как в зеркале, отразилось то, что происходит сейчас, да и происходило на протяжении последних десятилетий, в мире. После исчезновения биполярной системы на планете не стало больше стабильности». Американцы «уверовали в свою избранность и исключительность, в то, что им позволено решать судьбы мира», США сами напрашиваются на адекватные ответные меры. Речь идет о грубейшей ошибке, допущенной США совместно с европейскими союзниками. В данной ситуации больше всех пострадала Украина, однако вводить ответные санкции против Киева Москва не станет из гуманных соображений. Ясно, что США помогать украинскому народу не будут, Украине до статуса Израиля в американском спонсорстве не дотянуться никогда. Для невнятной и опасной стратегии Обамы, президента непредсказуемого нового поколения «бэби-бума», весьма чувствительным может стать «иранский ответ» Москвы.
 
Во-первых, нам необходимо в срочном порядке восстанавливать военно-техническое сотрудничество с Ираном в полном объеме, без оглядок на США и их ограничений. Последние резолюции Совбеза ООН, запрещающие ВТС с Тегераном, могут в расчет не приниматься. Иранское руководство твердо намерено достичь до июля этого года окончательного соглашения по своей ядерной программе, что должно сделать отмену международных санкций в ООН протокольной формальностью. Любые спекуляции на этот счет Генерального секретаря Пан Ги Муна, его попытки под надуманными предлогами затянуть время, панические истерии США, Франции, Израиля или других государств, не желающих выхода Ирана из режима санкций, нужно просто игнорировать. Нежелание СБ ООН рассматривать этот вопрос также не должно останавливать Россию, высокая степень зависимости этого органа и его Генерального секретаря от США известна, ориентироваться на американское одобрение нет ни малейших оснований.
 
На пути возвращения к военному сотрудничеству с Ираном есть «подводный камень», лежащий, правда, на поверхности и не являющийся секретом ни для кого. Претензии Ирана к России в связи с невыполнением контракта по поставке зенитно-ракетных комплексов С-300 будут Тегераном сняты в случае предоставления Россией гарантий серьезности своих намерений. Судебный иск иранской стороной будет отозван, финансовые потери Ирана могут быть компенсированы новыми контрактами. Пока же начинать и вести переговоры нам никто и ничто помешать не в состоянии. Крупный бизнес Запада, в том числе и США, уже оккупировал своими менеджерами лучшие гостиницы Тегерана в ожидании броска на иранский нефтегазовый и энергетический рынок, не дожидаясь отмены санкций в ООН.
 
Во-вторых, если у Ирана действительно есть заинтересованность в российском посредничестве в экспорте своей нефти, то на это можно идти не задумываясь. Более того, даже если Тегеран и не обращается сейчас с такой просьбой, есть смысл заявить на весь мир о том, что одностороннее эмбарго на импорт иранской нефти введено США и Евросоюзом в обход ООН, а его выполнение для России не является обязательным. С кем хотим с теми и торгуем, а с Ираном готовы делать это еще и с особым удовольствием. Ведь американцы всегда дружат с кем-то против кого-то.
 
В-третьих, нельзя оставлять без внимания финансовую блокаду Ирана. Проблемы по расчетам привели в последний год к снижению нашего товарооборота до 1,5 млрд. долларов. Из-за санкций США и Запада Россия на иранском рынке уже потеряла более 10 миллиардов реальных денег, а упущенная выгода за эти годы составила десятки миллиардов долларов. Ради чего, спрашивается, мы должны нести такие издержки? Недавние попытки России реализовать клиринговые механизмы расчётов с Ираном были такими вялыми, с оглядкой российского бизнеса на возможную банковскую реакцию Вашингтона, что из этого пока ничего не вышло. Иран и Индия, к примеру, в этом вопросе пошли иным путём: решили торговать нефтью за золото. Получилось намного эффективнее. Однако в желаемой перспективе было бы наиболее надежным уйти от американского доллара совсем. Россия и Китай давно об этом говорят и поэтому запасаются огромным количеством золота. Если Владимир Путин говорит, что США подвергают опасности мировую экономику, злоупотребляя долларовой монополией, он не просто констатирует факт, он, вне сомнений, предпринимает допустимые подготовительные меры. В этом стремлении Иран для нас 100-процентный союзник, там от доллара отказались и публично, и несколько лет тому назад. Иранская нефть продается за евро, так как доллар в понимании иранцев является реальным механизмом прямой зависимости от Вашингтона, воспринимается как символом колониализма.
 
Наконец, отметим целесообразность возвращения к крупным государственным проектам в области внешнеэкономических связей с ИРИ. Частному российскому бизнесу нужны правительственные гарантии, чтобы стартовать в экономическом возрождении Ирана, где не без оснований после отмены санкций предполагается бурный рост экономики. Иран и Россия договорились о строительстве новых энергоблоков АЭС в Иране, ведутся переговоры о российском участии в развитии нефтегазового сектора страны, есть целый ряд других иранских предложений. К примеру, в развитие железных дорог правительство ИРИ планирует привлечь 35-миллиардные инвестиции. Одним словом, у добрых соседей есть перспективы, способные поразить воинственное американское воображение, заточенное на новые войны и усиление хаоса в угоду своим монополиям.
 
************
 
В этом году готовится визит Владимира Путина в Иран. Кстати, из-за отказа других членом G-8 провести саммит в июне в Сочи появился коридор, и президент России смело может запланировать свой визит в Тегеран именно в дни перенесенного в Брюссель саммита, который будет проводиться без России. Обе стороны, помимо дальнейшего расширения и углубления регионального партнёрства могут прийти к подписанию «Большого договора» о сотрудничестве в рамках новой повестки двусторонних отношений. Иранская сторона заинтересована в дальнейшем взаимодействии с Россией в области атомной энергетики, прорыва на высшем уровне требует подготовка Конвенции о правовом статусе Каспия, есть обоюдный интерес к совместным проектам в нефтегазовом секторе Ирана, в освоении космоса, по инновационным технологиям, в развитии транспортной инфраструктуры. России главное теперь отказаться от принципа выстраивания отношений с другими странами с оглядкой на американскую реакцию. Нашим девизом должно стать нечто другое. И здесь как не вспомнить мудрую персидскую пословицу: «Собака лает, а караван идет».
 
Николай Бобкин
Просмотров: 53 | Добавил: compdextist1974 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0